О Второй симфонии Рахманинова и Арифе Дадашеве

3 декабря 20117 в Большом зале консерватории состоялся концерт, посвящённый музыке Рахманинова. В исполнении ГАСО под управлением Арифа Дадашева прозвучали второй фортепианный концерт (солист – Никита Мдоянц), “Вокализ” в авторском переложении для сопрано и оркестра (солистка Лилия Гайсина) и Вторая симфония.
 
Неизгладимое впечатление. Первозданная, но по стилистике безупречная исполнительская трактовка Второй симфонии. Блестящее звучание Госоркестра:  полнота звука и мощь, полётность и прозрачность. Ариф Дадашев – дирижёр, удивительно тонко чувствующий поэтику музыкальной ткани – фразировку, строфику, мелодические и тембровые рифмы.
 
Благодаря этому сложнейшая в плане ансамблевого исполнения  партитура прозвучала так ясно и естественно, но при этом насыщенно. Оркестр под управлением Дадашева словно дышит, откликаясь на каждый жест, дышит свободно, но чутко реагируя на созвучную авторскому замыслу интерпретацию маэстро.
 
Дирижёрская работа Арифа не сводится к технической составляющий: раздаче ауфтактов, сохранению типа и интенсивности движения, следованию темповым и динамическим ремаркам автора. В исполнении проявляются неочевидные глубины знакомой музыки. Это касается, к примеру, звуковеса и плотности музыкальной ткани.
 
Игра отдельными струнными группами, октавные удвоения, туттийные или сольные фрагменты, микширование струнных с деревянными и медными духовыми составляют отдельную темброво-драматургическую линию симфонии. А плотность звучания обретает важное, в том числе и живописное значение в интерпретации.
 
Оркестровые тембры становятся элементами звуковой палитры. В каждом инструментальном соло выявляются индивидуальные живописные особенности: оптическая «фокусировка» на переднем плане в скрипичных соло или графичность «линии горизонта» знаменитого кларнетового соло третьей части.
 
Обострилось и драматургическое противопоставление “внеметрического» и «метрического» образных полюсов симфонии. Разделы, в основе которых лежит песенная интонация (рахманиновские “мелодии-дали”), фактурно близкие подголосочной полифонии, в интерпретации Дадашева лишены функционально-метрического притяжения.
 
Нельзя определить номинальный темп музыки, мелодическое развёртывание подчиняет себе музыкальное время. Все эти, говоря формально по-музыковедчески, ускорения и расширения темпа иными дирижёрами превращаются в помесь голливудского саундтрека и цыганского романса. Дадашев подчёркивает жанровую природу «метрического» полюса – скерцо и марш во второй части, тарантелла в разработке Финала. Так, в соединении метрически свободного песенного и строгого инструментально-танцевального начал  возникает диалектика формы – контраст структурирует композицию.
 
Дирижёру, не обладающему подобной чистотой вкуса и нравственно-эстетической честностью было бы недоступно такое понимание внутренней жизни партитуры, а тем более практическое претворение в жизнь своего замысла. Этот мягкий в общении и натурно интеллигентный человек обладает колоссальной энергетикой, твёрдостью в руководстве оркестром, принципиальным взглядом на правду и красоту в искусстве.
 
Работа маэстро Дадашева с любым оркестром поражает его самоотдачей.
 
Отрадно, что негосударственные концертные организации, такие как «Русконцерт», создают условия для реализации творческого потенциала музыкантов высочайшего уровня, позволяют работать с лучшими отечественными оркестрами.
 
Есть надежда, что такая практика станет регулярной, станет в чём-то сродни деятельности меценатов-просветителей девятнадцатого века, во многом поспособствовавших открытию для мира великих представителей русского искусства.
 
Есть талантливые дирижёры. Есть дирижёры модные,  среди которых и талантливые встречаются. Есть те, для которых главная цель дирижирования в повелевании оркестром – это люди случайные, немузыканты. Их сомнительное удовольствие, как правило, не передаётся слушателям. Есть карьеристы, добрые малые, кабинетные эксперты без практики,  “подающие надежды молодые дарования”, пристроенные в большие и малые театры, властные старики, заставшие лучших, европейские “свадебные генералы”.
 
А есть такие дирижёры, которые становятся явлением в национальной музыкальной культуре и мировом исполнительском искусстве. Есть дирижёры и Дирижёры.
 

Источник: http://www.classicalmusicnews.ru/reports/rakhmaninov-dadashev-2017/

Новости

анонсы, статьи, интервью
20 ноября / Один из самых известных оперных певцов мира, немецкий контратенор Андреас Шолль приедет в Москву зимой 2019 года. читать даллее
28 октября / Одну из самых изысканных программ сезона представит 1 ноября в Большом зале консерватории Московский камерный оркестр... читать даллее
25 сентября / 18 октября в Большом зале Московской консерватории прозвучат два шедевра композитора — Второй концерт для фортепиано... читать даллее
Все новости

Мероприятия

Концерты, фестивали
8

дек

Зимние грёзы. Чайковский
Большой зал Московской консерватории
12

дек

Шедевры итальянской оперы. Верди, Россини, Беллини
Большой зал Московской консерватории
15

дек

Звезда мировой сцены. Андреас Шолль
Большой зал Московской консерватории
20 - 21

дек

Новый год с Эннио Морриконе и Нино Рота
Большой зал Московской консерватории
Афиша

Медиа

Видео, Фото
Медиа